Заказать обратный звонок
Заполните заявку и мы перезвоним вам в ближайшее время!
8 (800) 707-99-03
Заказать обратный звонок

Аналитика таможенного законодательства и ВЭД

Судебная практика – подспорье для бизнеса

30/08/2017

Хотите быть в курсе изменений таможенного законодательства и мнения юристов по актуальным вопросам ВЭД?

Северо-Западное таможенное управление (СЗТУ) проанализировало практику по привлечению участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) к административной ответственности за нарушения таможенных правил и валютного законодательства и рассмотрело оценку этой деятельности судебными инстанциями различных уровней

Начну со статистики: в первой половине 2017 года таможенные органы Северо-Запада вынесли более 9 тысяч постановлений по делам об административных правонарушениях (АП). По большинству из них административная ответственность предусмотрена частью 1 статьи 16.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП России) (2413 постановлений), статьей 16.3 (2003), частью 3 статьи 16.1 (511), частью 2 статьи 16.2 (511).

Практика привлечения к административной ответственности свидетельствует о том, что в большинстве случаев лица признают противоправность совершенных деяний. Это подтверждается и тем фактом, что в суде оспорено менее 3% от числа вынесенных постановлений. В основном обжаловались постановления по делам, возбужденным по части 1 статьи 16.3 КоАП России (33 дела), части 2 статьи 16.2 (72), по части 4 статьи 15.25 (23).

Правовой подход таможенных органов Северо-Западного таможенного управления к квалификации правонарушений единообразный и поддерживается судом. Участники внешнеэкономической деятельности привлекаются к административной ответственности за несоблюдение требований права Евразийского экономического союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле, выразившееся в нарушении установленных правил, запретов, ограничений.

При этом ключевым вопросом при расследовании дел и рассмотрении споров зачастую является доказанность виновности лица. Позиция таможенных и судебных органов по установлению вины юридического лица едина и основана на положениях части 2 статьи 2.1 КоАП России, согласно которой юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

При рассмотрении дел таможенные органы и суды исходят из того, что в случае, если не обнаружено доказательств, свидетельствующих, что правонарушение вызвано чрезвычайными обстоятельствами и другими непредвиденными, непреодолимыми препятствиями, находящимися вне контроля привлекаемого к ответственности юрлица, его вина выражается в том, что при известных требованиях таможенного законодательства, имея возможность соблюсти эти требования, юрлицо, зачастую являясь профессиональным участником таможенных правоотношений, не воспользовалось своими правами и возможностями, то есть не проявило должную степень заботливости и осмотрительности к выполнению своих обязанностей.

Когда виноват перевозчик

Рассмотрю пример, связанный с установлением вины перевозчика за несоблюдение установленных международными договорами государств - членов Евразийского экономического союза (ЕАЭС), решениями Комиссии Таможенного союза (КТС) и нормативными правовыми актами РФ, изданными в соответствии с международными договорами государств Союза, запретов и ограничений, за исключением мер нетарифного регулирования, на ввоз товаров на таможенную территорию Союза или России и (или) вывоз с нее, кроме случаев, предусмотренных частью 4 статьи 16.1, частью 3 статьи 16.2, частью 1 статьи 16.3 КоАП России.

Так, постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.01.2017 по делу № А52-221/2016 признано законным и оставлено в силе постановление Псковской таможни о привлечении иностранного перевозчика к административной ответственности по части 1 статьи 16.3 КоАП России за ввоз в РФ «санкционной продукции».

Напомню, что согласно пункту 1 указа Президента РФ от 06.08.2014 № 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» органам государственной власти РФ, федеральным госорганам, органам местного самоуправления, российским юрлицам, организациям и физлицам, находящимся под юрисдикцией России, в своей деятельности следует исходить из того, что в течение года со дня вступления данного указа в силу запрещено либо ограничено осуществление внешнеэкономических операций, предусматривающих ввоз на территорию РФ отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению.

Пунктом 1 постановления Правительства РФ от 07.08.2014 № 778 «О мерах по реализации указов Президента РФ от 06.08.2014 № 560, от 24.06.2015 № 320, от 29.06.2016 № 305 и от 30.06.2017 № 293» до 31 декабря 2018 года (включительно) введен запрет на ввоз в Россию сельхозпродукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются США, страны Евросоюза, Канада, Австралия, Норвегия, Украина, Албания, Черногория, Исландия и Лихтенштейн, по Перечню согласно приложению.

Особо отмечу, что этот запрет носит публично-правовой характер. Он адресован неограниченному кругу лиц, в том числе осуществляющих ввоз в РФ продукции, указанной в приложении к постановлению № 778. В нашем случае основанием для привлечения иностранного перевозчика к административной ответственности, предусмотренной частью 1 статьи 16.3 КоАП России, стал выявленный таможней факт ввоза им в РФ запрещенного товара. Таможня посчитала, что, будучи опытным профессиональным международным перевозчиком, он не мог не знать о действующем с 2014 года запрете.

Суд указал, что перевозчик имел товаросопроводительные документы, содержащие значимые для соблюдения запрета сведения о товаре, носящие противоречивый характер. Поэтому, учитывая наличие очевидного несоответствия товара по наименованию, у перевозчика были основания для проведения дополнительной проверки перевозимого груза.

Код - штука сложная

Как известно, правильно определенный код ТН ВЭД имеет значение для совершения перевозчиком таможенных операций, а его недостоверное заявление может иметь негативные последствия. В связи с этим из-за повышенного предпринимательского риска перевозчик, как профессиональный участник таможенных правоотношений, должен уделять особое внимание некоторым обстоятельствам. В нашей ситуации ему не следовало без соответствующей проверки принимать и заявлять таможенному органу код ТН ВЭД, указанный отправителем товара.

Поясню, что для удобства применения все товарные позиции Перечня, утвержденного постановлением Правительства РФ от 07.08.2014 № 778, снабжены наименованием товара. Это позволяет перевозчику при сравнении имеющихся у него документов, маркировки на товарах соотнести наименование перевозимого товара с Перечнем.

При этом ему не нужно анализировать какие-либо госстандарты с тем, чтобы на основе выявленных очевидных несоответствий запросить у отправителя подтверждение состава перевозимого товара либо провести собственное исследование. Имеющиеся несоответствия перевозчик может устранить и проверить при погрузке. Он в состоянии принять меры по определению кода ТН ВЭД либо отказаться от перевозки. Однако в рассматриваемом случае ни одна из указанных мер не была реализована, и товар был принят по факту, без проверки.

Следует помнить, что одной из гарантий надлежащего таможенного оформления товара, соблюдения соответствующих запретов и ограничений при его принятии к перевозке либо позднее, но до ввоза в Россию служит применение разумных и адекватных мер контроля. Безусловно, для перевозчика за их рамки выходит определение кода ТН ВЭД с привлечением специалистов (проведением экспертного исследования). Однако по возможности еще до отправки в рейс ему следовало дополнительно удостовериться в правильности первых четырех знаков кода ТН ВЭД с использованием всех возможных и имеющихся мер. Теперь поговорим об установлении вины декларанта либо таможенного представителя при привлечении к административной ответственности за заявление при таможенном декларировании товаров недостоверных сведений об их наименовании, описании, классификационном коде по ТН ВЭД ЕАЭС, о стране происхождения, о таможенной стоимости либо других сведений, если они послужили или могли послужить основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для их занижения (часть 2 статьи 16.2 КоАП России).

Обращаю внимание, что в подавляющем большинстве случаев суд усматривает вину в действиях лиц, привлекаемых к ответственности. Так происходит, если нет доказательств реализации прав декларанта, предусмотренных статьей 187 ТК ТС (осматривать, брать пробы и образцы товаров, находящихся под таможенным контролем, привлекать экспертов для уточнения сведений о декларируемых товарах), статьей 54 ТК ТС (подача заявления о принятии предварительного решения по классификации товаров).

Примером тому решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области по судебному делу № А56-7332/2017. В нем таможенному представителю отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным и отмене постановления Балтийской таможни по делу об АП за заявление в таможенной декларации недостоверных сведений о классификационном коде, послуживших основанием для занижения подлежащих уплате таможенных пошлин и налогов.

Рассматривая вопрос о виновности таможенного представителя, суд исходил из того, что согласно пункту 1 статьи 187 ТК ТС декларант вправе осматривать и брать пробы и образцы подлежащего декларированию товара, в том числе до подачи декларации. В рассматриваемом случае участник ВЭД этим правом не воспользовался, что привело к неисполнению обязанности по заявлению достоверных сведений о декларируемых товарах.

Суд указал, что декларант ограничился лишь сопоставлением сведений, содержащихся в коммерческих документах. В данном случае заявление сведений о товарах без принятия мер по проверке представленных контрагентами сведений можно расценить как самонадеянное, рискованное, не отвечающие разумной степени заботливости и осмотрительности действие.

Скажи, кто твой контрагент…

Таможенному представителю следует так строить гражданско-правовые отношения с контрагентом, чтобы иметь достоверные сведения о перемещаемом товаре, в том числе предусмотреть ответственность партнера за представление недостоверных сведений о товаре, а также планировать проведение предварительных операций таким образом, чтобы не нарушать таможенное законодательство Союза.

В ряде случаев к числу действий, осуществление которых является необходимым и достаточным для соблюдения требований указанного законодательства, суд относит не только надлежащий анализ коммерческих документов и предварительный осмотр товаров, но и подачу заявления о принятии предварительного решения о классификации товара.

Так, в решении по судебному делу № А56-89146/2016 по заявлению таможенного представителя о признании незаконным и отмене постановления Балтийской таможни о привлечении к административной ответственности по части 2 статьи 16.2 КоАП России Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области указал, что декларант, являясь профессиональным участником таможенных отношений, не обратился в таможенные органы по поводу проведения предварительного осмотра товара, отбора проб и образцов, не подал заявление о принятии предварительного решения о классификации товара, а лишь сопоставил сведения, содержащиеся в коммерческих документах.

В этом случае заявление сведений о товарах без принятия мер по проверке представленных контрагентами данных можно расценить как рискованное действие, не отвечающее разумной степени заботливости и осмотрительности.

В решении того же Арбитражного суда по делу № А56-62378/2016 таможенному представителю также отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным и отмене постановления Балтийской таможни о привлечении к ответственности за административное правонарушение, предусмотренное частью 2 статьи 16.2 КоАП России.

Суд указал: «Таможенный представитель не предпринял всех необходимых мер для правильного декларирования товара, описания и определения его кода при таможенном оформлении и подаче декларации на товар; документы, необходимые для достоверной классификации товара, не были изначально проанализированы надлежащим образом и предъявлены к таможенному оформлению».

Напомню, что согласно статье 187 ТК ТС таможенный представитель мог до подачи декларации осмотреть декларируемый товар, для уточнения сведений о нем привлечь эксперта. В соответствии со статьей 52 ТК ТС и статьей 108 Федерального закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации» можно было обратиться в таможенный орган за получением предварительного решения о классификации товара. Однако ничего из перечисленного декларант не сделал.

Кое-что о резидентах

Также актуальны проблемы, связанные с установлением вины юрлиц при привлечении их к административной ответственности за АП по части 4 статьи 15.25 КоАП России. В ней речь идет о невыполнении резидентом в установленный срок обязанности по получению на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты РФ, причитающиеся за переданные нерезидентам товары, выполненные для них работы, оказанные им услуги либо за переданные информацию или результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них, включая случаи, когда резидент не обеспечил получение на свой банковский счет причитающихся по внешнеторговому договору (контракту) иностранной валюты или валюты РФ в сроки, предусмотренные соответствующим внешнеторговым договором (контрактом), заключенным с нерезидентом.

В подобных случаях при определении наличия вины резидента суды ссылаются на акты Конституционного суда РФ (Определения № 486-0-0, № 572-0-0). В них указано, что «ответственность за нарушение правил валютного регулирования применяется лишь при условии наличия возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, если не были приняты все зависящие меры по их соблюдению.

Вместе с тем, при исполнении субъектом своих публично-правовых обязанностей, связанных с репатриацией иностранной валюты на территорию РФ при осуществлении внешнеторговой деятельности, на нем лежит забота о выборе контрагента и обеспечении последним принятых обязательств любыми законными способами. При этом он отвечает за неисполнение публичных обязанностей, связанных в том числе с действиями (бездействием) контрагента».

Отмечу, что согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 19 ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» при осуществлении внешнеторговой деятельности резиденты, если иное не предусмотрено этим законом, обязаны в сроки, предусмотренные внешнеторговыми договорами (контрактами), обеспечить получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты РФ, причитающейся в соответствии с условиями указанных договоров (контрактов) за переданные нерезидентам товары.

Следовательно, время поступления валютной выручки зависит от установленного сторонами в контракте срока оплаты товара, а обеспечение резидентами своевременного поступления валютных средств является их обязанностью в рамках валютного регулирования. Рассмотрев дело № А56-6077/2017, суд указал, что для привлечения к административной ответственности за нарушение правил валютного регулирования необходимо наличие вины юрлица, «выразившейся в непринятии необходимых, разумных и достаточных мер для обеспечения репатриации валютной выручки на каждой стадии (подготовки, заключения, исполнения) договора и взыскания задолженности».

В нашем случае заявитель не представил никаких доказательств ведения переговоров с контрагентом, переписки с целью надлежащего исполнения требований валютного законодательства. Он не подтвердил, что в течение установленного для оплаты товара срока направлял своему контрагенту напоминание о сумме, подлежащей оплате, и сроках перечисления, информировал о требованиях валютного законодательства РФ.

В завершение отмечу, что избежать привлечения к административной ответственности участникам ВЭД позволит соблюдение требований действующего законодательства, полная и своевременная реализация предоставляемых законом прав и возможностей для добросовестного осуществления внешнеэкономической деятельности, а также регулярный и детальный анализ судебной практики.

Лия Козаченко
«Таможенные новости»

привлечения к административной ответственности участникам ВЭД позволит соблюдение требований действующего законодательства, полная и своевременная реализация предоставляемых законом прав и возможностей для добросовестного осуществления внешнеэкономической деятельности, а также регулярный и детальный анализ судебной практики.

Лия Козаченко
«Таможенные новости»

" data-counter="">

Получите бесплатную консультацию таможенного юриста прямо сейчас!

Заполните заявку, и мы ответим вам в течение 15 минут!
Бесплатный звонок по России 8 (800) 707-99-03